Здание ТГДТ

Туймазинский государственный
татарский драматический театр

26 Июня 2017
Театральная газета. Фестивальный выпуск.

Тамада хороший и конкурсы интересные.


На сцене Камерного театра развернулось действо от Туймазинского театра драмы, спектакль «Колбаса/Фрагменты» почти два с половиной часа грохотал и «жёг не по-детски». Поставил его актёр «Коляда-Театра» Антон Бутаков, для которого это был первый опыт работы вне родных стен Центра современной драматургии, где он с недавних пор главный режиссёр.
Пьеса Шергина очень необычна в плане структуры: действие в ней развивается не линейно, а фрагментами, причём хронологически они расположены абсолютно в хаотичном порядке. Но так только кажется на первый взгляд. Текст очень умело ведёт зрителя за собой так, что до конца держит в напряжении, а развязка объясняет весь сюжет, и возникает необходимый катарсис.
«Колбаса/Фрагменты» – пьеса об удмуртской глубинке, но в спектакле все реалии перенесены в Туймазы, это понимаешь сразу, как только заходишь в зрительный зал: над сценой висит табличка, гласящая: «Туймазинский дом культуры “Космос”». Да чего уж там, уже в фойе театра играет национальная татарская музыка. Но при этом и удмуртские реалии не вынесены за скобки, есть и притча о происхождении «вотяков», и Шурка Широбоков (Ильгизар Мухаметдинов), с которым запрещают дружить Сашке (Азамат Миннегалиев), потому что с удмуртами лучше не связываться.
Что поражает, так это то, как весь актёрский ансамбль буквально кайфует от того, что делает. Как только все они врываются на сцену, то накрывают всех и вся своей энергетикой – и так до конца: она у них не иссякает. Для каждого персонажа выстроен свой пластический номер, танец, где он отпускает себя, буквально бросается в музыку. Один только исполнитель роли дяди Вити, актёр Марат Хасанов, может в одиночку «держать» целый Олимпийский своим нижним брейком. Отчётливо видно, что актёры полностью доверились своему режиссёру.
Красной нитью через всё действие проходит линия свадьбы Катьки (Динара Вахитова) с Александром (Рустам Шайхумов), на которой под предводительством тамады (Айнур Гайсаров) пляшут все, кроме молодожёнов. Даже зрителям иногда «прилетает», и некоторых из них поднимают с мест, чтобы тоже порадовались за молодых. Страшное это, конечно, дело – русская свадьба. Но то, что Катя выходит замуж за нелюбимого человека, не становится главной историей. В центре – становление Сашки, который проходит этакий обряд инициации, переходя из детского мира во взрослый. Сопутствует этой трансформации поросёнок Борька, которого дарят Сашке и который вскоре становится той самой колбасой. К слову сказать, Азамату Миннегалиеву всего 16 лет, но актёрская работа над ролью Сашки впечатляет не хило. Он появляется на сцене в чудаковатой одежде, и поведение его по сравнению с другими героями чудаковато – его актерское существование лишено гротеска. Ведь даже главные монологи остальные актёры говорят в проброс, не выходя из состояния карикатуры. Но к финалу всё меняется – он уже в клетчатом костюмчике исполняет попсовый трек под фонограмму, он лишился своей искренности. А его друг Борька лежит на столе в виде закуски к водке. Получилось, что в этом спектакле как-то остро ощущается нехватка любви. Даже Катя пишет мелом на доске: Катя + Руслан = любовь, но стирает, вместо этого: Катя + Александр = брачные кольца. Потому что так удобнее. Так выгоднее. Единственная линия, которая предполагает теплоту и любовь, это забота Сашки о Борьке, но заканчивается это мы знаем чем. Поэтому любви- то и нет. Мишка (Данил Нуриханов) изменяет Людке (Гульназ Латыпова), и это уже не впервой, а на свадьбе ни о каких высоких чувствах и речи нет. А, может, нам чего-то недосказали. Может, есть фрагменты, где всё это присутствует. Мы додумаем сами. Мы будем надеяться.
Из-за того, что лично мной пьеса Шергина была увидена на сцене неоднократно, я могла смотреть спектакль и без наушников. Но тем, кто слышал текст впервые, думаю, было довольно сложно. Ибо порой за обилием песен и танцев теряется сама история. Но и при этом спектакль смотрится очень легко и не даёт заскучать.
Сама по себе пьеса ориентирована, скорее, на более взрослого зрителя. Режиссёр же «насытил» её фишками, которые старшему поколению просто не будут понятны: вейп, хиты на вроде «Алтын» или «Пьяное солнце» и крики «What’s up!». Вместе с тем звучат народные татарские песни, актёры надевают национальные костюмы, да и татарская борьба куреш тоже здесь. Задаёшься невольно вопросом, для кого этот спектакль? На какой возраст? Молодёжи сама история будет не очень интересна, а оформление может отпугнуть возрастного зрителя. Но смотришь в зал – нет, бабушки хлопают в такт народным песням, а молодые зрители качают головой в ритме танце- вальным трекам.
Самое главное в этой постановке – это её колоритность. Татарская культура тут не насаждается искусственно, что часто бывает в национальных театрах. Здесь Татарстан – это реально «супер гуд», а «Туймазы – столица R’n’B». Аж хочется съездить и самой посмотреть, что там за кач такой происходит, что актёров так прёт, а татарскую музыку после спектакля потом слушаешь запоем Вконтакте. Это и есть самое ценное, что национальный театр на «зашился» в самом себе и ничего не пропагандирует, а располагает познакомиться с другой культурой. А такой процесс особенно важен в условиях нашей многонациональной страны. Важно понимать друг друга.

Екатерина Гузёма

Режиссёр о спектакле

Как ты вообще попал в Туймазы?

Айнур Гайсаров, художественный руководитель Туймазинского театра драмы, пригласил меня, по «наводке» Руслана Абрарова из Уфы, на режиссёрскую лабораторию, которая была осенью. Там было показано 6 эскизов, и один из моих, «Колбаса/Фрагменты», победил в зрительском голосовании – и жюри выбрало его. Эта пьеса мне всегда нравилась, когда мне поступило предложение поехать на лабораторию, я, особо не задумываясь, её и выбрал.

Как актёры восприняли материал, и как шёл процесс?

Хорошо, на самом деле! Сначала на эскизе мы использовали русский текст, а потом Гульназ Латыпова, которая играет одну из главных ролей, сделала перевод на татарский язык, и мы стали работать уже с этим вариантом. Конечно, актёры поначалу не всё понимали. Но мы активно общались, и в этих диалогах, постепенно всё рождалось... Там народ другой совсем – и материал, в итоге, получился не про удмуртов, а про татар. И место действия не удмуртская деревня, а город Туймазы, и всё в спектакле про город Туймазы, и ни про какой другой.
Это ведь был твой первый опыт работы с актёрами не из ЦСД? Тяжелее пришлось — или наоборот?
Во-первых, хочу отметить, что актёры – все очень крутые, офигенные. Даже, когда мы готовили эскиз, я обалдел от некоторых, и далее, когда уже репетировал, вообще иногда казалось, что они работают «за гранью». Но было и тяжелее, конечно, потому что метод моей работы совершенно не соприкасался с тем, как они работают. Они поначалу многие вещи вообще не принимали и не понимали. Но, честь и хвала им, и честь и хвала мне – мы нашли друг к другу подход, и сделали спектакль.
Тебе, как актёру, помогает режиссёрская практика?

Да, некоторые вещи становятся понятнее, когда я ставлю спектакли. Понимаешь, что иногда не надо вторгаться в актёрский процесс. Но тут был даже больше не столько режиссёрский или актёрский опыт, сколько человеческий. В другом городе люди – с абсолютно другим менталитетом. Они абсолютно другие, и город абсолютно другой. Хоть это и Россия, но это – другая страна. В хорошем смысле.

Современная пьеса, а город маленький совсем... Как в Туймазах принимали спектакль?

Он там идёт «на ура». И, хотя современная драматургия ориентирована на молодёжь, после премьеры ко мне, чтобы поблагодарить, больше подходили именно бабушки. В Туймазах 20 000 человек (это с окрестными посёлками) и один театр... Конечно, им сложно. Но, судя по постам в соц.сетях, на закрытии сезона спектакль произвёл эффект «бомбы».

Пьеса, как мне кажется, как раз для людей старшего возраста. Ты какие-то «фишки» делал специально для молодёжи?
Да. Для меня тут важнее немного другая история... Пьеса, конечно, про семью. Но можно выделить Катю – её сделать главным персонажем. Можно – отношения Миши и Люды. А для меня самым главным стал Сашка, и вся история получилась про него. И получилась она безысходная и очень грустная. Во всём этом веселье и «треше» он становится таким же, как все остальные, и никуда не вырывается... Поэтому и есть там вся эта «молодёжная фигня», и вейпы, и R’n’B. Но это и самоирония, и добрая ирония по отношению к городу Туймазы.

Какой театр для тебя идеальный, какой бы ты продвигал сам?

Разный. Это и Николай Владимирович говорит: театр должен быть разным, причём предельно разным. Мой идеальный театр - это даже не театр, а какой-то огромный центр. Где 50 театральных площадок, и где за вечер происходит куча всего. И мне кажется, это очень важно и очень круто!
Беседовала Татьяна Черкасова