Здание ТГДТ

Туймазинский государственный
татарский драматический театр

15 Мая 2019
«Дугин, дай я тебя обниму!..»


Венера Аширова.

Заслуженный артист республики Фандиль Мухаметдинов работает в театре не ради денег и славы, а потому что нравится
Однажды туймазинские артисты поехали на очередной фестиваль. После спектакля идёт Мухаметдинов по театру, а навстречу ему женщина, которая как закричит на весь коридор: «Дугин, как же ты классно играл!.. Дай я тебя обниму!» Она была известным московским критиком, которая однажды увидела Фандиля в роли Дугина в спектакле «Рядовые». В 2005 году туймазинцы привозили его на республиканский фестиваль «Театральная весна». В жюри сидели маститые критики, в том числе из Москвы. Тогда Фандиль Мухаметдинов был удостоен главного приза фестиваля «За лучшую мужскую роль». 15 лет прошло, а москвичка помнила его.

Не моргать и не дышать
Фандиля Аксановича пять раз признавали лучшим актёром года Туймазинского татарского драмтеатра, у него много регалий и наград. Недавно на родной сцене он отметил 50-летний юбилей. "Полтинник», волосы с проседью, но как же он напоминает мальчишку. Сидел в гримёрке на стуле, подложив ладони под себя, – как в детстве.
Разговор начался с фильма «Долгое, долгое детство», снятого башкирскими кинематографистами по повести Мустая Карима. Режиссёр фильма Булат Юсупов предложил туймазинцу сыграть Хамитьяна.
– Мастеру ничего не надо было придумывать. Всё пережитое Мустай Карим сохранил в своём сердце, а потом перелил на бумагу, -- рассказывает Мухаметдинов. – Снимали два года. В 2003 году съёмки проходили в Баймакском районе. В селе Баишево поразили быт, уклад жизни людей, обитающих в глубинке. И тишина.
Хамитьян очень похож на меня. Я – шестой ребёнок в семье. Отец умер, когда я был совсем маленьким. Мама – боевая женщина. Она была для меня всем, как Старшая мать для Пупка, главного героя повести и фильма. Она его будто на ладошке держала.
Когда снимался, вспоминал своих друзей детства – Айдара и Рината. Они также, как и я, были безотцовщиной. Мы жили на одной улице, вместе бегали в школу. До сих пор, если приезжаю к матери и не вижу их, кажется, что я самого главного не сделал.
На съёмках понял: театр и кино – разные вещи. В театре можно постоянно совершенствовать свою роль, добавлять краски. В кино несколько дублей сняли, и ты свободен. Хочешь что-то переделать, а поезд-то ушёл...
На площадке столько людей, столько глаз! Нужно заплакать, а ты в это время слышишь шорох, поворачиваешься и понимаешь – испортил дубль.
Ощущения совсем другие. Например, по сюжету Хамитьян вступается за девушку, к которой на вокзале пристают хулиганы. И его убивают. Режиссёру нужен был туман, поэтому снимали в четыре часа утра. Три часа я лежал на холодном топчане в железнодорожном вагончике, облитый кетчупом. От меня требовали: «Глаза не моргают... Сердце не дышит!». Трудный, но интересный опыт.

Семейный подряд
– Помню, в детстве мама ни свет ни заря уходила на ферму, а когда возвращалась, шли вместе на поле выполнять план по уборке свёклы и моркови, -- продолжает Фандиль Аксанович. – Успевал приглядывать за скотиной, делать уроки. Чувствовал себя мужчиной.
Брат хоть и был старше меня на пять лет, но я вымахал ростом под два метра. заступался за него – маленького и хлипкого. С четвёртого класса изучал разные приёмчики, поэтому и прозвище ко мне приклеилось Фандиль-карате.
Всё было в его жизни предопределено. Ни один концерт в деревне Тазиево Илишевского района не проходил без его участия. Выучился в Стерлитамакском культпросветучилище. После службы в армии на Семипалатинском ядерном полигоне работал художественным руководителем клуба. И к нему, диск-жокею, приходила на танцы вся округа.
Когда в Туймазах открыли театр, Гареев, когда-то преподававший в Стерлитамаке, собрал всех своих «птенцов».
Театр для Мухаметдинова – это жизнь. С ним связано всё. Супруга и старший сын Ильгизар (у Фандиля трое детей) тоже работают с ним. Смеётся: «У нас семейный подряд".
-- Ильяс Гареевич наставлял: в театре нет актёров, осветителей, гримёров. Мы – команда. Если кто-то не сработает на все сто процентов, цепочка порвётся, и поставленная цель не будет достигнута.
Успех не столь важен. Главное, ответить на вопрос – смогу или не смогу «осилить" Войницкого в «Дяде Ване» Чехова, шекспировского Петруччо или героя драмы «Всеми забытый», в которой у меня сразу три разнохарактерных образа... Каждую роль надо прожить, в шкуру героя залезть, его глазами на людей посмотреть – иначе зритель не поверит. И чтобы в каждой осталась загадка, недосказанность.
Работаю не ради денег, славы, корысти, а ради удовольствия. Мне нужно, чтобы те 200 человек, которые сегодня купили билет на спектакль, ушли из театра с просветлённой душой.
27 театральных лет позади. Были времена, когда во время гастролей в зале не хватало места. Разразился кризис -- народ забыл про нас, но потом снова вернулся. Сейчас на дворе эпоха интернета. Но я чувствую, как надоела людям эта искусственность. Вот почему у нас аншлаг. Стулья приходится ставить в проходах. Это приятно. Не на картинку в телефоне смотреть, а на живого человека! Почувствовать токи, исходящие от него, увидеть, как горят его глаза. Заплакать и засмеяться. Это гораздо интереснее и важнее.
Зрители уходят с добротой в сердце. Значит, не зря выступаем. Им нужны красота, душевное равновесие, они хотят получить ответы на какие-то вопросы. Глядя на актёров, они стараются понять себя. Заметил в зрительном зале человека, который уже в восьмой раз приходил на «Легионера» с букетом роз. Он сказал, что каждый раз открывает что-то новое для себя. В спектаклях «Запах полыни» и «Легионер», где я прощаюсь и ухожу навсегда, из зала такая энергия идёт! Кожей чувствую, что у каждого зрителя комок в горле стоит.
Актёрский состав у нас замечательный. У каждого своя черта характера, свой шаг, порыв.
Педагоги учили нас работать не для себя, а для партнёра. Если полностью не отдашься ему, и тебе отдачи не будет. Люблю работать с Данилом Нурихановым, Маргаритой Сидоровой... Мне очень важно увидеть их глаза. Там всё написано.
Огромное удовольствие ощущаешь, хорошую истому, что выложился и зрители остались довольны. Сидишь в гримёрке, ноги ватные, не держат. Одна мысль: «Как бы до дома доползти?»

Капуста со школьной грядки
Мухаметдинов работы не боится. В молодости два года коров доил, был лучшим дояром Илишевского района. Трудился комбайнером, администратором и монтировщиком в театре. Девять лет возил артистов на гастроли. Приедет на место, поставит автобус в тенёчке, а потом переоденется и – на сцену!
Рассказал забавный случай, который произошёл на съёмках фильма «Долгое, долгое детство».
Кормили артистов в школьной столовой. На 70 человек готовили две молоденькие девчушки. Однажды Мухаметдинов зашёл к ним, а они плачут – слив засорился, воды по колено. Жалко их стало, прочистил всё, как надо. А мог бы не заметить. Мимо пройти.
Киношникам каждый день подавали макароны, рис и гречку. Ильяс Гареевич Гареев, который тоже снимался в этом фильме, знал, что Фандиль одно время работал шеф-поваром в ресторане, вот и предложил: «Давайте Фандиля в столовую определим?" И ничего, справился Мухаметдинов. Каждый день что-то новенькое готовил. Однажды увидел капусту на школьных грядках, голубцы сбацал.
-- Не выношу несправедливости по отношению к людям. Молчать нельзя, чтобы не думал потом: «Почему не заступился за человека?».
Когда в последний раз плакал? Да каждый день, когда кино смотрю. Супруга удивляется: «Что там такого нашёл?» А у меня всё в душе переворачивается, когда вижу на экране Михаила Ульянова, Георгия Жжёнова. А Богдан Ступка в фильме «Тарас Бульба» -- это ж такая сила, такая мощь! Сейчас одни дешёвые сериалы идут, а хочется глубины.